ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз

Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз, понимая, что это ничего не даст. Джорджио Браманте что-то сотворил со щитком предохранителей, вырубив свет по всему этажу. Если верить сообщению дежурного, он находится в здании уже больше тридцати минут и сопровождает его всего лишь неопытный юнец-курсант. Такое впечатление, что злоумышленник хорошо знает план здания.

Тут Ник вспомнил, что говорил Фальконе. Браманте – умный и способный человек, привыкший к подземным переходам, чувствующий себя во мраке как дома, тогда как другие там сразу потерялись бы. Он только рад перекраивать по ходу дела свои планы. Бывший профессор запоминает ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз все, что видит, и держит это в памяти для последующего использования.

На этом этаже располагались также комнаты для допросов. От них было две минуты ходу до комнат, где ночевали Фальконе, Перони и Тереза, две минуты ходу по узким старым коридорам квестуры к той камере в подвале, где Лудо Торкья был избит до смерти, превращен в сущее кровавое месиво. Браманте, возможно, действует по памяти, уже имея в голове план, что он разработал и отточил за годы, проведенные в тюрьме.

Всегда появляется там, где его не ждут. Если он добрался до Лео Фальконе, мог просто притвориться жертвой, тем, кому угрожают ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз, но не самой угрозой. Испуганной жертвой, которая нашла путь в здание квестуры, причем после полуночи, когда все тут клюют носом, слишком утомленные, чтобы задавать нужные вопросы, потому что весь Рим, если не вся Италия, смотрел новости, читал газеты и прекрасно знал, что Лео Фальконе разыскивает человека под таким именем.

А потом Браманте мог дождаться момента, когда останется наедине с этим новичком, которого легко затащить в угол и выбить из него нужные сведения, пока никто в храпящей квестуре не проснулся и не стал выяснять, что происходит.

А нужные сведения таковы: Лео Фальконе все еще в здании, спит мертвым сном где-то наверху ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз, полагая, что уж здесь-то он в полной безопасности.

Эта мысль была настолько проста и очевидна, что Коста ощутил стыд, что не предусмотрел подобного варианта. Если бы Лео успел к этому времени набрать форму, то, несомненно, был бы готов к такому развитию событий. Но инспектор лишь только обретает форму, и это делает его уязвимым.

Перебирая в уме различные возможности дальнейших действий, Ник медленно и осторожно двигался вперед, нащупывая дорогу во мраке квестуры, и думал о том, насколько прояснилась теперь ситуация.

Он вышел на середину коридора – насколько он мог судить, это была именно середина – и начал беззвучно обходить со спины ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз фигуру, которую видел где-то впереди, во тьме. Пистолет агент держал свободно. Тереза и Перони в безопасности, и часть сознания уже искала возможные ответы на вопрос, что означает молчание телефонной линии Фальконе.

Из полного мрака впереди донесся звук: кто-то двигался, медленно, но издавая гораздо больше шума, чем Коста мог ожидать. Потом движение сместилось куда-то вбок, шаги зазвучали с приводящей в бешенство уверенностью. Детектив не мог понять, вправо сместился звук или влево, а потом воцарилась тишина.



Следователь пытался разобраться, что произошло, когда что-то едва не заставило его подскочить на месте.

Тяжелое дыхание, явно мужское, судорожные, аритмичные ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз всхлипы человека, испытывающего сильный стресс, – и все это в метре.

Джорджио Браманте – всего лишь человек, напомнил себе агент. Убийца. Отец, потерявший сына. Уголовный преступник и жертва в одном лице.

– Бросьте это, Джорджио, – громко и отчетливо произнес он, по-прежнему пытаясь засечь местоположение источника всхлипов. Достаточно ли он близко, чтобы протянуть руку, схватить и обездвижить, чтобы тот лежал тихо, пока не прибудет подкрепление. – Не двигайтесь! И даже не думайте, что можете куда-то смыться.

Тут его вновь охватило жуткое ощущение неуверенности и замешательства, навалившееся откуда-то из тьмы, а вслед за ним – понимание того, что в этом мире, где невозможно что-либо ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз различить, все теряет и форму, и смысл. А потом детектив услышал низкий горловой смех и понял, что Браманте успел сменить позицию, поразительно быстро и совершенно беззвучно, практически сразу, как только понял, как близко они сошлись во мраке.

– А вы поздненько засиживаетесь по ночам, синьор Коста. Такой молодой, и все еще на ногах. Вы разве не устали? Я вот, например, не устал. Вообще люблю это время ночи.

Услышать собственное имя было крайне неприятно. У детектива по спине поползли мурашки.

Со стороны помещений где-то позади Браманте донесся шорох. Там ведь жилые комнаты! Потом раздался голос Перони, громкий ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз, угрожающий вопль. Ник подождал, пока коллега закончит изливать свою ярость, и крикнул, громко, чтобы всем было слышно:

– Сиди внутри, Джанни! У меня пистолет. Я держу его на мушке. Сюда уже идут.

– Кто-то, может, и идет…

Из-за двери Перони продолжали раздаваться голоса на повышенных тонах. Агент о чем-то спорил с Терезой. Нетрудно было себе представить, о чем: здравый смысл восставал против инстинкта. Только этого сейчас и не хватало.

– У вас очень милая подружка. И дом красивый, там, на Аппиевой дороге. Неужели жалованья полицейского хватает на такое?

– Нет. – Чем больше Браманте говорит, тем легче обнаружить его местоположение. – Это ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз дом моего отца. Я его просто унаследовал.

Бывший профессор сразу не ответил. А когда заговорил, тон его изменился. Стал менее веселым. Даже менее человеческим.

– Я хотел, чтобы Алессио тоже унаследовал наш дом на Авентино, – совершенно бесстрастно произнес убийца. – К тому времени я, наверное, до конца за него расплатился бы.

– Мне очень жаль. Ужасная трагедия! – Снаружи, на лестнице уже были люди. Коста слышал их приглушенные голоса и ощущал неуверенность подкрепления. – Мы все же постараемся выяснить, что с ним в действительности произошло. Обещаю вам.

– Бог ты мой, да кому это теперь нужно?!

Резкость и громкость, с какими был задан вопрос, Косту застали ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз врасплох – он такого не ожидал. Сделал два больших шага влево, к стене. Глупо все время стоять на одном месте.

– Мне казалось, что вы желаете именно этого.

Браманте успел сменить позицию.

– Я желаю заполучить вашу подружку, – из темноты выплыл спокойный равнодушный голос. – Она была бы хорошей ставкой в нашей игре. – И вновь раздался сухой, бездушный смех. – Да и остальные тоже.

Коста на это не купился. Думал, чего именно добивается сейчас Браманте, дразня его подобным образом. Вспышки гнева? Чтобы точно понять, где он находится?

– Это тюрьма вас такому научила?

Резкий смех, снова веселый. Но этот раз издали.

– О да! Тюрьма выворачивает ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз человека наизнанку, вытаскивает наружу то, что спрятано внутри. – Теперь Браманте двигался по коридору в ту сторону, где он переходил в более обширный холл рядом с комнатами для ночлега дежурных. Им пользовались для небольших собраний и брифингов во время переподготовки сотрудников. По одну сторону его располагались двери в комнаты, по другую – окна на улицу, сейчас совершенно темные. Коста последовал за ним, пытаясь более точно представить в уме план этой части квестуры. В принципе он хорошо знал все здание, ему даже казалось, что помнит здесь каждый закоулок. Но ориентироваться только по памяти без визуальных подсказок все-таки сложно. Ник никогда не предполагал ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз, что окажется в подобном положении – будет пытаться нащупать дорогу как слепец и стараться воссоздать картинку, которая не имеет ничего общего с действительностью. А вот Браманте за время, проведенное под землей, эти способности развил до совершенства.

В холле стояло несколько столов и целый набор складных стульев, которые доставали и раскладывали по мере необходимости. Четыре, нет, пять дверей, может, даже шесть. Две – в комнаты для ночлега, остальные – в другие помещения, поменьше.

Как агент ни старался вспомнить, куда ведет какая дверь и в каком положении вчера вечером были оставлены столы и стулья, это у него не получалось. Браманте мог осмотреть все ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз это при свете, все проверить и запомнить, прежде чем вернуться на лестничную площадку, к щитку с предохранителями, и погрузить весь этаж во тьму.

Потом детектив услышал шум позади себя: мужские голоса, выкрики, звон металла о металл. «Поддержка что-то слишком шумит», – подумал он. Где находится дверь на пожарную лестницу, Коста, пожалуй, помнил лучше, чем все остальное. Она располагалась на верхней лестничной площадке – железная конструкция, выкрашенная в зеленый цвет – и использовалась крайне редко, разве что при учебной тревоге в соответствии с требованиями пожарной охраны. Когда ее закрывали и задвигали тяжеленный засов, весь этаж отрезался от внешнего мира. Браманте как-то умудрился найти ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз время, чтобы проделать именно это, и теперь силы резерва занимались тем, что барабанили в толстую сталь и орали друг на друга, требуя как-то решить возникшую проблему. Некоторые части здания, в котором располагалась квестура, насчитывали триста лет. Ни у кого так и не дошли руки до того, чтобы установить в этой части лифт. Всегда казалось, что в этом нет никакой необходимости.

– Сколько времени у меня осталось, как вы полагаете, агент Коста? – прилетел веселый голос из темноты. – Мне не много нужно – всего несколько минут наедине с моим старым приятелем Лео.

Когда он произнес имя Фальконе, в нем прозвучала явная ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз напряженность.

– Вы слышите меня, инспектор? Всего одна-две минуты вашего времени – это все, что мне нужно. Или вы так и будете прятаться? А ведь в прошлый раз вы вовсе не скрывались во тьме.

Он опять двигался. Коста решил, что уже понял, где сейчас может находиться Браманте. И тут резервная группа, толкавшаяся в пожарную дверь и колотившая в нее чем-то вроде кувалд, наконец ворвалась на этаж. Они все продолжали орать друг на друга, каждый пытался вырваться вперед, их вопли эхом отражались от стен длинного коридора.

Ник услышал скрип открывшейся двери, и впереди раздался знакомый звук: шарканье ног. Фальконе ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз, прихрамывая, выбрался в коридор, стараясь обрести былую форму.

Потом щелкнула зажигалка и в темноте дальнего угла возникло маленькое колеблющееся пламя. Оно смогло осветить только орлиный профиль Фальконе и верхнюю часть торса: лысину, огромный изогнутый нос, серебристую козлиную бородку и белую рубашку с распахнутым воротом.

Коста сильнее сжал рукоятку пистолета, почувствовав, как на ладони выступил холодный пот, и тихо двинулся в сторону человека с огоньком в руке, зная, что Браманте делает то же самое.

– Четырнадцать лет назад, Джорджио, – небрежно заявил старый инспектор, – я посадил вас в тюрьму за убийство. Какое несчастье, что приходится сейчас повторять ту же операцию. – Фальконе поднял огонек выше ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз. – Если у вас имеется желание что-то мне сообщить… – начал он. Голос звучал твердо и уверенно.

Группа поддержки уже вся была на этаже, однако находилась еще далеко. Коста вновь двинулся вперед, сжимая в руке пистолет, раздумывая, стоит ли пускать его в ход, не будет ли это слишком опасно в темноте, когда рядом находится столько людей.

Потом раздался вскрик Фальконе. Огонек пропал в темноте, раздался приглушенный стон, может, несколько, и тьма вновь обволокла все вокруг. Коста утратил чувство направления и равновесия, уже не знал, в какой стороне что находится.

Стальная дверь рухнула на выложенный плиткой старинный пол квестуры, и эхо ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз удара мощным грохотом прокатилось по всему зданию. Группа поддержки – все злые, недовольные, раздосадованные задержкой – теперь ощупью двигалась в ту сторону, где ночь поглотила Фальконе и кого-то или что-то еще.

– Он захватил инспектора! – крикнул Коста. – Не стрелять!

Слова застряли в горле. Вспыхнул еще один источник света – тоненький лучик маленького фонарика, прикрепленного к защитной каске. У дальней стены какая-то фигура старалась вырваться из захвата Лео, ухватив его за ворот рубашки. Коста мало что мог разобрать в мешанине борьбы.

Тут ему вспомнилась бойня, все эти ножи, и он живо представил себе Ла Марку, как тот висит на мясницком крюке ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз, грудь распорота, но Тони еще жив и смотрит прямо в глаза человеку, который его убивает.

Рука с пистолетом бессильно повисла. Ник слышал, как по коридору идут люди, не имеющие представления о том, кто и что им противостоит, и не в состоянии понять, как с этим можно справиться.

Детектив постарался как можно точнее вспомнить планировку этого помещения, затем направил ствол в сторону пыльных темных окон, чтобы не попасть ни в кого из резервной группы.

Нажал на спусковой крючок. Раздавшийся звук был таким громким, что, казалось, обрел физическую силу и тяжесть; он эхом завибрировал в ушах, словно рядом ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз палили несколько стволов, выпуская пулю за пулей. Коста не мог связно думать, не мог понять, что там происходит, в этой мешанине тел. Группа прикрытия рванула вперед, свет фонаря выхватил из темноты белую рубашку Фальконе.

На ткани виднелось какое-то пятно. Темное и мокрое.

Коста отбросил пистолет в сторону и рванулся вперед, проталкиваясь между полицейскими, и наконец увидел Фальконе.

Сзади кто-то включил полицейский фонарь, и широкий желтый луч осветил все вокруг. Представшая перед Ником картина оказалась несколько неожиданной. Инспектор лежал на полу и злобно таращился на всех, глаза его выглядели такими же яркими, как и заляпанная кровью белая рубашка. Рядом, буквально ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз прилипнув к нему, лежал, не шевелясь, человек, одетый во все черное, в шерстяной шапочке того же цвета, низко натянутой на голову.

– Вы не… – начал Коста.

Фальконе встряхнулся и высвободил руки из-под навалившегося тела.

– Да! – рявкнул он в ответ. – Освободите меня от него!

Ник ухватился за тело.

– Тут нож нужен, – уточнил инспектор неожиданно и непонятно.

– Что?

Остальные уже собрались вокруг. Принесли еще несколько фонарей. Потом сзади раздался голос Терезы Лупо – она требовала, чтобы ее пропустили вперед. «Там же нужен врач», – твердила она. Всем это было и так понятно.

Затем в конце концов кто-то нашел щиток с ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз предохранителями и включил свет.

Лампы вспыхнули внезапно, с ненужной жестокостью осветив место действия. Коста заморгал, пытаясь понять, что же здесь произошло.

В объятиях Лео Фальконе лежал человек, которого он видел в луче фонарика. Каска спелеолога была с одной стороны разбита, из раны что-то торчало – может, кость, может, кусок пластика.

Тела Лео и человека в черном плотно охватывала толстая веревка, завязанная серьезным узлом, зафиксированным металлической скобой; Коста помнил такие по прежним занятиям альпинизмом. Они называются «краб».

– Это не я его застрелил, – буркнул Ник себе под нос, глядя, как Перони опускается на колени и пытается разрезать веревку перочинным ножом. Фальконе все ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз время нетерпеливо дергался. – Это не я его убил. Я направил ствол в сторону…

Детектив замолчал и оглянулся. Теперь, при свете, комната выглядела совсем иначе, нежели он представлял ее себе, пребывая в темноте. На самом деле Коста даже не представлял, в какую сторону стрелял. Глупо, конечно, стрелять в полном мраке. Если бы не вид Фальконе, схватившегося с человеком, который совсем недавно по-мясницки разделал другого человека, он никогда не решился бы на такое.

Перони в конце концов перерезал веревку и помог инспектору подняться. В сторону Косты он даже не посмотрел, сосредоточив внимание на Терезе – она склонилась над лежащим телом, щупала ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз пульс, а потом попыталась стащить с головы защитную каску.

– Это не я его застрелил, черт побери! – громко повторил Ник, ощущая ледяную атмосферу, сгустившуюся вокруг. Вся группа, больше дюжины полицейских, глазела только на него.

– Да какая разница? – буркнул один из них. – А вообще скольких он уже убил?

Полицейский вдруг замолк. Это на него уставился Фальконе, теперь вполне оживший, похожий на самого себя в прежние годы, несмотря на посеревшее лицо, сведенное болью.

– Никого этот не убил, – бросил инспектор хмуро. – Ни единого человека! – Нагнулся, протянул руку и стащил то, что осталось от каски, с головы убитого. – Никого!

Человек выглядел гораздо старше ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз собственного образа, который Ник Коста помнил по архивной фотографии. На голове по-прежнему пламенела грива рыжих волос, сейчас слипшихся от крови, но лицо его было слишком морщинистым для его возраста.

Коста снова вспомнил уборщика, возившегося в помещении для оперативных групп. Он ведь находился в помещении квестуры весь вечер, и никто не задавал ему никаких вопросов, никто его вообще не замечал.

– Я никого не убивал, – тихо повторил детектив, ощущая большое облегчение.

Фальконе пристально посмотрел на лежащее на полу тело, потом неуклюже нагнулся.

– Нет, это не ты, – подтвердил он. – Бедолагу застрелил Джорджио Браманте, пока вы бегали вокруг как последние идиоты, А теперь он ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз… где его теперь искать? Надо полагать, ни у кого не хватило ума остаться охранять выход?

Только у Принцивалли, офицера из Милана, хватило в конце концов смелости ответить:

– Мы решили, что с вами беда приключилась, инспектор. Рады, что ошиблись. Я говорю это от имени всех.


documentakrtrif.html
documentakrtysn.html
documentakrugcv.html
documentakrunnd.html
documentakruuxl.html
Документ ГЛАВА 33. Коста ощупью выбрался в коридор, нашел выключатель и несколько раз щелкнул вверх-вниз