Мечта о лучшей жизни

Еще помню “черный” пруд, где мы купались всем детским домом. Тогда я впервые увидел покойника-утопленника. На обратной дороге в детдом мы оживленно его обсуждали в строю (мы всегда ходили строем, под барабан, с горном). Сейчас я стараюсь не ходить на похороны, иначе долго потом болею. Хватит, навидался, особенно когда хоронил своих ребят.

Знать бы, что жизнь так хрупка. Но тогда нам казалось, что жизнь – это вечность. Только осталось поскорее вырасти, чтобы уехать в другой, лучший детский дом. Но детские дома, в большинстве своем, были похожи друг на друга. После проверки из облоно директора сняли, всех свинок отправили на бойню. Я плакал Мечта о лучшей жизни, так как многих свинок знал по именам, сам кормил, катался на них. Позже я уже не плакал даже по погибшим людям – таковы плоды моих “университетов”.

После поселка Нового меня отправили в Собинку, маленький городок под Владимиром. Я знал, что долго там не задержусь, ждал дальнейшей “пересылки” и посему ходил гоголем, этаким чужаком. Старшие, как ни странно, меня не трогали, знали, что не их “челюскинец”, и “впрягать” во все свои дела не стали – повезло. “Свои” у них крутились на всю катушку. Все завидовали мне, я сам себе завидовал. А зря…

Промаялся я там несколько месяцев, пока решали, куда да Мечта о лучшей жизни чего. В школу я не ходил, тут-то и получил первый пробел в образовании. Но решил, что не виноват, другие виноватые, и ловко потом спекулировал этим. С того момента я всегда учился как придется, а точнее – плохо. Потом, уже позже, учителя всегда относились к нам равнодушно, оценки чаще всего выставлялись под конец четверти или года, и “тройка” была самой хорошей и желанной. Нет, конечно, мы учились, но как-то вяло, не усердствовали, зачем? Кушать так и так дадут, спать есть где. Не выгонят же за плохую учебу.

Как ни странно, это был первый детский дом, где меня Мечта о лучшей жизни ни разу не ударили. И последний…

Суздаль-любимый город

В Суздаль меня привезли поздней осенью, вечером. И я сразу же попал на “пасс-проверку”, иначе говоря – на допрос: кто, откуда, зачем, почему? Так всегда встречают в зоне.

Меня приставили к какому-то великовозрастному “паре” – для его обслуживания. Он сразу отправил меня стирать свои носки, я отказался, в результате чего появился лиловый синяк у меня под глазом, по которому мне тут же дали консультацию: если что, я споткнулся и упал… “Падать” я стал часто, как и другие одноклассники.

Детский дом – модель будущей армейской или тюремной жизни. Здесь старшие и сильные отрабатывают на младших Мечта о лучшей жизни и беззащитных технологию подавления личности. Как тут отстаивать достоинство и честь? Как и кто научит?

Наша месть “воспам”

В детском доме практически все “воспы” имели клички – маленькая месть детей. Детдомовцы безошибочно выбирали “кликухи” и между собой называли только так, отклонение от “нормы” жестоко каралось. Мы часто провоцировали воспитателей на поступки, за которыми следовали определенные реакции, выявлялись слабые и сильные стороны характера. Если “воспа” выдержит пресс и поведет себя достойно в той или иной ситуации, значит, все будет в ажуре – нормальное получит прозвище. А на нет – и суда нет, получай, что заслужил. Вот почему желательно, чтобы с детьми-сиротами работали Мечта о лучшей жизни бывшие воспитанники “системного” воспитания. Им легче разобраться во внутренней “политике”, в иерархии детского дома. Дети-сироты очень часто используют неискушенных людей в своих интригах и “программах”. Причем право дать “кликуху” имели только старшие и уже потом через средних передавали нам как директиву.



Например, директора детского дома называли ГФ, по первым буквам имени и отчества – Галина Федоровна, но потом из-за ее любви к строю, собраниям переименовали в Галифе. У самой крупной воспитательницы была кличка Курица, у самой маленькой и старой – Капа. И так далее. Но был случай, когда за одной воспитательницей не закрепилась ни одна из кличек старших. Это Мечта о лучшей жизни была Людмила Васильевна Касатова, истинно добрый и светлый человек. Она не имела своих детей и, как мы потом узнали, болела раком легких.

Был у нас один парень, Саша Чижков, который по заданию старших выводил ее из себя именно за теплое отношение к нам, младшим. Мы узнали об этом и устроили ему однажды “темную”: накрыли одеялом и побили. Потом мне за это крепко досталось – меня провели сквозь строй (как в толстовском рассказе “После бала”). И еще долго издевались надо мной – заставляли стоять ночью на тумбочке на одной ноге с подушкой на вытянутых руках…

Все свое рабочее и свободное Мечта о лучшей жизни время Касатова отдавала нам. Ее любили все. Когда я бываю в Суздале, я к Людмиле Васильевна первой иду на могилу. Светлая ей память. Простите, Людмила Васильевна, за все и всех. Эх, если бы все вернуть да изменить…

Кино

Как-то к нам в детдом приехали киношники с “Мосфильма”. Собирались снимать кино о прошлом веке. Мы, практически все, подходили на роли детей бедняков. Режиссер так и говорил. И еще он говорил: “С глазами у детей все нормально, будем снимать”.

Во время съемок мы стояли в поле, на ветру, и ветер теребил нашу бедняцкую одежду. Мы должны были смотреть в камеру и на Мечта о лучшей жизни детский дом. Снимались без дублей. Но что-то у киношников не заладилось, и съемки свернули. Кино с нашим участием так и не вышло на экран. А жаль. Кажется, по такой же технологии снимали фильм “Подранки”. Дети из настоящего детского дома играют трудное детство очень правдиво…

“Судебные процессы”

Редко когда ночью в детском доме не совершались всякие экзекуции. Я всегда ждал ночь со страхом. На день нам всегда давалось задание: достать по 20 копеек (тогда приличная сумма) для старших. Воровали все. Если не принес оговоренную сумму, ночью тебя судили. Всегда были судья, адвокат, прокурор – из старших, палач из средних – так Мечта о лучшей жизни их “замазывали” для “взросления”, каждый раз на роль палача выбирали другого среднего… Потом, когда средние становились старшими, они уже не могли наладить отношения с новыми средними. Кто простит жестокость? А младшие, переходя в разряд средних, мстили за свои унижения ни в чем не повинным новым младшим.


documentakrpkjp.html
documentakrprtx.html
documentakrpzef.html
documentakrqgon.html
documentakrqnyv.html
Документ Мечта о лучшей жизни